ГлавнаяУкраина

Сергей Деревянко: "Когда смотрю на серую толпу, мне всегда хочется чем-то ее взбодрить"

Сергей Деревянко из тех актеров, повода записать с которым интервью пришлось ждать. Раз уж цикл “Кто все эти люди” - об актерах, снявшихся в украинских фильмах, выходящих на большом экране, то "Лайк" сидел в засаде и ждал, пока наконец в кинотеатрах покажут снятую еще два года назад “Ржаку” Дмитрия Томашпольского. В этой картине у Сергея роль садиста и по совместительству Исполнительного продюсера. Для большинства же зрителей (в данном случае речь о ТЕЛЕзрителях) в 2017-м он - доктор Максим Закревский в сериале “Лікар Ковальчук”. Впрочем, нас, как обычно, больше интересует, кто же такой сам Сергей Деревянко.

Где видели: “Линия света”, “Случайных встреч не бывает», “Матч”,

Где увидим: "Лікар Ковальчук"

Родился: 05.12.1976

Дом: Киев (Днепропетровск)

Рост: 180

Сергей Деревянко
Фото: из личного архива
Сергей Деревянко

Давай начнем с повода нашей встречи. “Ржака”. Фильм - раздражитель. Из тех картин, которые большинство “не смотрел, но осуждаю”.

Пригласил меня Дима Томашпольский (режиссер фильма - ред). А я его люблю. Импонирует мне человек. Мы с ним когда-то познакомились на телевизионном проекте. Подружились. А потом был период - меня тогда все никак не утверждали. Я ходил на кастинги, а меня не брали. И тогда Дима, который был продюсером фильма, на который я пришел пробоваться, случайно выяснил, в чем дело. Спросил, чего же не берут меня на роль. Оказалось, что из-за того, что я снялся в фильме “Матч”. Ну и когда он посмеялся над этим аргументом, меня тут же и утвердили. Потому, когда он в этот раз меня позвал в “Ржаку”, для меня вообще ничего не имело значения, кроме того, что это Дима Томашпольский, и я пойду к нему работать даже за еду. Он позвал меня играть исполнительного продюсера. Садиста, который всех бьет. Как кто-то сказал, это фильм киношников про киношников для киношников. Маленький стеб об украинском кинематографе. Стеб языком Дмитрия Львовича Томашпольского.

"Исполнительный продюсер" (Сергей Деревянко)
Фото: кадр из фильма "Ржака"
"Исполнительный продюсер" (Сергей Деревянко)

Ты ведь из актерской семьи?

Папа закончил Карпенко-Карого, режиссерский. И все детские новогодние сказки - это были его постановки. И естественно, что моя первая роль была в 4 года. Я играл Новый 1980-й год. Стишок до сих пор помню. “Здравствуйте-здравствуйте, я - Новый год, каждый меня с нетерпением ждет”

Меня не сильно влекло в актерскую профессию, да и никто меня за уши в театр не тянул - просто негде и не с кем было оставить, пока маленький был. И в школе было уже понятно, что 10-й и 11-й класс мне не дадут доучиться.

Ты хулиган, что ли?

Ну не то, чтобы прямо хулиган, но провокатор наверное да. Я и до сих пор могу в магазине выкрикивать какие-то слова просто чтобы посмотреть на реакцию. Мне всегда хочется людей взбодрить, когда я вижу серую толпу. А в школе у меня как-то не сложились отношения с учителями. Учительница украинского языка и литературы мне вообще двойку в аттестат влепила. При том, что на вступительном в училище я написал работу на 5. У меня еще и мама филолог украинского.. Ну вот настолько не сложилось с учителем. Я не говорю, что мне в театралке все легко давалось. Но этот путь оказался самым простым и логичным.

Вячеслав Довженко и Сергей Деревянко - однокурсники. 1991 г.
Фото: из личного архива
Вячеслав Довженко и Сергей Деревянко - однокурсники. 1991 г.

А что не давалось в театралке?

Да выгоняли меня. (смеется)

А за что?

За плохое поведение, за трудный возраст. Бил стекла в общаге, хулиганил. Говорил педагогам “Сколько вам? 60? А мне 16, и я лучше знаю, как это надо делать” Но когда меня выгнали в первый раз (как раз в 16, это я полтора года на тот момент проучился), мне сказали “Пойди поработай где-нибудь годик, и потом мы, может быть, тебя возьмем обратно”. Я пошел в театр. И там мне точку сборки немножко откорректировал Петр Петрович Ластивка. Театральный режиссер. Он ставил “Калигулу”. И взял меня на главную роль в 16 лет.

А ты так пришел в театр и говоришь “Здравствуйте, меня выгнали из училища, возьмите теперь меня вы”?

Ну почти. В театр меня просто взяли где-то там в массовке походить, где-то в эпизоде выйти. А потом приезжает театральный режиссер, Петр Петрович Ластивка: “Я буду ставить “Калигулу”, где ваши актеры? - Вот. - А это все? - Да. - А молодые у вас есть? - Да у нас только мальчик, которого выгнали, Сережа, он сегодня не пришел”. Мне позвонили домой, вызвали, директор меня отчитал за то, что я профилонил эту встречу. И вот я приезжаю, и он мне просто дает стопку листов и говорит: “Вот тебе роль Калигулы, завтра репетиция, через месяц спектакль, иди учи”. 

И что, никто даже не возмутился, что тебе, малолетке, отдали главную роль?

Конечно возмутился! Были такие. Мол, что тут этому сынку главную роль отдали - опытные актеры должны играть Калигулу. Тогда Ластивка говорит: “Давайте все кричите громко “ААААА” и продолжая кричать, три круга бегом по сцене”. Ну там кто испариной покрылся, кого сердце прихватило. И тогда он говорит: “Вот. А этот мне выбегает все три часа спектакля”.

Потом уже, когда на спектакле я получил вот этот кайф работы на износ, я понял, что наверное я буду этим заниматься. И вернулся в театралку.

Сергей Деревянко
Фото: из личного архива
Сергей Деревянко

Но ты же был в том возрасте, когда самое опасное, что может произойти - это испытание медными трубами. Не было такого, “что же мне теперь в училище дадут, если я уже главные роли играю”?

Вот как раз нет. Именно тогда я понял, что надо доучиться. Но и это не было последним моим заплывом в училище. Я еще раз уходил, снова выгнали. Был какой-то период разочарования. После которого я все равно вернулся. Даже спектакль свой поставил по Ионеско.

А теперь выгнали из-за чего?

Да примерно такая же история. Хамил. Подростковая вседозволенность. За то, что я тогда нес, я бы себя не то, что выгнал, я бы еще и назад не взял. Спасибо, что дали закончить. И за уроки. В 1998 году я наконец получил диплом. Я могу претендовать на рекорд как самый долгоучащийся. В общей сложности у меня получилось 7,5 лет из 3,5 положенных в училище. Я поступил еще в 1991-м. Переучился у всех педагогов театралки. Когда я заканчивал училище, то был уже среди однокурсников эдакий “мэтр”.

Отмучился. Дальше театр?

Я получил диплом, через три дня уже был в Одессе, а еще через день вышел на сцену. Срочный ввод. Просто так вышло, что до моего приезда актеру, который, например, играл в “Снежной королеве” Кея было 45. А потому “Все роли, Сережа, тво-и!” Поселили в общагу с разбитым унитазом, дали 90 гривен зарплаты. Зато ролей надавали - работай - не хочу. У меня через полгода уже было три премьеры с главными ролями. А я ж на энтузиазме - мне ж в кайф.

А это 1998 год. Финансовый кризис. Мы выходили, нас там 35 человек на сцене, а в зрительском зале 3. И мой друг одесский, Пашка Шмарев, говорил тогда “Не ссы, Серега, мы их большинством задавим”. Перспектив, кроме “много работы”, тогда не было. И киностудия, на которую были надежды, по факту тоже никак не оправдала их. Жора Делиев тогда там снимал свои “Маски-шоу”. Вот мы у него снимались. Нам платили 15 гривен в день, и мы чувствовали себя королями. А кино-то нет.

Я тогда уже понял, что мне очень нужно именно кино. И плюс повлиял актер Александр Михайлов, слова которого врезались в память. Он как-то приехал в Одессу с антрепризой, и мы с ним в курилке театра пересеклись. Он тогда сказал, что театр - это хорошо, но актер без кино погибает.

Сергей Деревянко
Фото: кадр из фильма "Линия света"
Сергей Деревянко

И однажды ты собрал вещи и укатил в Киев.

Я когда приехал в Киев, мне было уже 30, но я был как слепой котенок. Начинать все заново, после театра Одесского. Это был такой полудепрессивный период разочарования. Не то, чтобы в профессии. Но чувство того, что я занимаюсь чем-то не тем, было. Это потом уже я поосмотрелся и стал стучать в разные двери. Помню, что тогда много людей через “Мухтар” прошли. Ну и я тоже. Одна из первых ролей на тв у меня там была - человек, кричащий “Слышишь, ты, отойди от моей машины”. Мне долларов 80 тогда заплатили.

За “Слышишь, ты” ?!

Не, ну я ж не хрен с бугра, а “ведущий мастер сцены”! (смеется) Самое интересное, что мне с “Мухтара” через пару дней звонят, говорят, мол, приходите в Мухтаре сниматься. Я говорю “Так я ж уже”. Та ничего, мы вам усы наклеим. Тогда я понял, что в Мухтаре переснимались по несколько раз все.

Была на тв работа, в которой был истинный кайф?

Была. “Линия света”. Режиссер, с которым комфортно работать. И персонаж интересный. Сектант такой. Эко-поселение. Он - начальник службы охраны Светлейшего. Первые три серии у меня борода и длиннющие волосы. Он скачет на лошади, бегает по лесу, ездит на Range Rover, стреляет. У него там любовь. У меня персонаж только внешне несколько раз меняется за всю историю. Вот тут мне было, что делать. У него личная история, он мечется между преданностью этому Светлейшему и любовью к девушке. Это, я считаю, роль-подарок.

Сергей Деревянко в фильме "Линия света"
Фото: бэкстейдж
Сергей Деревянко в фильме "Линия света"

Часто такие подарки актерская профессия преподносила? Когда сам себе можешь сказать - хороший материал, хорошая роль, не стыдно людям показать.

Я вообще достаточно самокритичен. Хотя, конечно, делаю скидки себе. И даже когда кто-то говорит “Мы снимаемся в говне”, я отвечаю “Ок, допустим. Но тогда мы должны просто хорошо делать свою работу”. Ты же почему-то соглашаешься на это? Тебе либо деньги нужны, либо персонаж нравится. Ты как-то для себя оправдываешь, почему ты утром встаешь и идешь на работу, которую ты по идее любишь. Люди ведь мечтают об этом, годами поступают, работают над речью, репетируют. А тебе уже повезло. Ты уже в профессии.

Расскажи мне об этом длинноволосом бородатом герое. Чем запомнилась эта работа?

Первый съемочный день у Сережи Крутина (режиссер сериала - ред.). “Линия света”. Я приехал, сел на грим. Там достаточно сложно все: борода, парик. И привозят на площадку лошадь из Житомира. На которой я должен ездить. Я спрашиваю, а лошадь каскадерская или просто из Житомира? Мне говорят: “Сережа, она точно ничего не боится”. И я вот в таком вот виде. Это оказался 12-летний жеребец, который знает одну команду “Вперед!”. Ни разу не каскадерская лошадь. А разница в том, что каскадерские лошади, они натренированы, привыкли к взрывам, стрельбе, резким звукам. А это жеребец, который только вперед бежит. Но он красивый. А я занимался когда-то, ездил верхом. Я подхожу и понимаю, что будет беда. Я подхожу к режиссеру, говорю: “Так он же меня убьет. У нас же первый съемочный день. 5 месяцев впереди. Не рано ли? Тебе актера не жалко?” И Серега такой: “Ну жалко, конечно. Но ведь красивый же какой конь! И, кроме того, коня уже утвердили”.

Сергей Деревянко и Цезарь
Фото: бэкстейдж фильма "Линия света"
Сергей Деревянко и Цезарь

Ой, та актеров же пруд-пруди, а коней красивых лишь бы где не найдешь!

Воот. Ну надо - так надо. И вот съемка. Стоит конь. Вокруг четыре пожарные машины, которые делают дождь и эффект торнадо. Это край обрыва, где уже размыто “дождем”. Кордовое кожаное седло. На мне льняные штаны и на шее висит бинокль. И давай не забывать, что я, как Леший, с бородой и волосами по пояс.

Я подхожу к лошадке, как положено, с яблочком. Но конь меня только увидел, наверное думает “Боже, что за херня на меня идет?”, он испугался и уже чуть не убил чувака, который его держал. И вот он беснуется, а я пытаюсь на нем удержаться. Первый дубль. Нужно проехать 10 метров, спешиться и отпустить коня. Машины гудят, вода летит, конь пытается меня сбросить. Я с горем пополам как-то доезжаю до точки, спешиваюсь. Пока я спрыгивал, бинокль на шее амортизирует и со всей дури влетает мне по лицу. Губа разбита, но хорошо - под бородой и усами не видно. Второй дубль, третий. И вот в этот момент, когда я спешиваюсь, конь разворачивает круп, я со своими штанами скольжу по седлу, и оказываюсь на земле. Падаю прямо под него, группируюсь. Все эти мокрые волосы и борода залепливают мне лицо. Я лежу и только слышу, как вокруг меня вот так по периметру “туп”, “туп”, “туп”, “туп” - копыта бьют.

Лошадь убежала. Я, конечно, вскочил боевой такой “все нормально”, а сам думаю, как он на меня не наступил! Чудом. 

Не экономят актеров у нас.

Потом, конечно, мы с этим конем уже раззнакомились, еще много сцен сыграли. Уже все нормально было. Если не считать, что он меня все пытался утопить, пока мы с ним реку переходили. Он-то выше меня. И мне уже воды по нос, а ему хорошо - дальше тянет. Но ничего, подружились.

Конь Цезарь - настоящий кладезь историй.

О да, там много всего с ним было. Как-то еду я по лесу в свободное от работы время. На том же Цезаре. В полном гриме и белом плаще. Операторская группа в этом образе меня называла “Принцесса Павел”. Солнце, лес. Чувствую себя эльфом. Смотрю в кустах что-то шевелится. А там две бабушки ковыряются, что-то собирают. Классическая картина бабушкиных поп, тянущихся к солнцу. И я подъезжаю к ним. А солнце так за моей спиной, я в контровом свете. Уже подбираясь к ним ближе, я понимал, что они сейчас увидят. Белый конь, белый плащ, волосы по пояс, борода. Они поворачиваются и застывают. Не разгибаясь. “Как дела, женщины? Что делаете?” - “Боярышник собираем” - “Ну Бог в помощь” и деру оттуда. Повернулся, они так и остались стоять.

Сергей Деревянко и Михаил Кукуюк
Фото: бэкстейдж "Линии света"
Сергей Деревянко и Михаил Кукуюк

Многофункциональный образ вышел.

С этим гримом воспоминаний, конечно, осталось целый вагон. Начиная с того, что без него на площадке меня никто не узнавал. Я приходил на работу - со мной никто не здоровался. Шел лепил себе бороду, выходил из гримерки, и те же люди, мимо которых я только что проходил, кидались ко мне “О, Серый, привет, ну что поработаем?”

Ну тебя и узнать в нем совершенно невозможно.

Ой, и слава богу. Я не хожу со знаменем узнаваемости. И даже если кто-то узнает, стараюсь не признаваться. “Наверное, вы меня с кем-то спутали”. Плюс этот грим давал возможность играть одними глазами. Мимики-то никакой нет под бородой. А я вообще очень люблю британское кино, британскую актерскую школу. Вот эта игра только взглядом, полутонами. Ральф Файнс, Колин Фаррелл, Энтони Хопкинс - это магия. Он смотрит в камеру, ничего не говорит, а ты глаз от него оторвать не можешь. Я просто мечтаю о ролях, в которых можно было бы потончить. У нас так не принято. У нас надо показывать переживания.

Сергей Деревянко
Фото: из личного архива
Сергей Деревянко

Кого не стал бы играть?

Детоубийц, тупых маньяков я не могу играть. Равно как и играть простое абсолютное зло. Я не могу соглашаться на то, что мне изначально не нравится. Геев тоже не берусь играть. Если мне предлагают роль гея, то я подумаю об этом лишь в одном случае. Если его ориентация в сценарии мотивирована. То есть кино о его переживаниях именно из-за его гомосексуальности. А если я получаю сценарий, в котором просто нужно кривляться, изображая из себя гомосексуала просто “чтобы было”, то это не моя история. Деньги закончатся - позор останется, как сказала великая Раневская.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter