ГлавнаяМир

Кира Найтли: "Энергии столько, что тебя буквально разрывает изнутри"

В прокат вышел "Опасный метод". Дэвид Кроненберг выступил в непривычном для себя жанре исторической драмы и снял фильм о тайном соперничестве Зигмунда Фрейда (Вигго Мортенсен) и Карла Юнга (Майкл Фассбендер).

Кира Найтли: "Энергии столько, что тебя буквально разрывает изнутри"

Впрочем, главной героиней у Кроненберга является Сабина Шпильрейн (Кира Найтли) — сначала пациентка, а потом и любовница Юнга, которая сама со временем стала успешным психиатром. В интервью актриса рассказала о том, как истерила на съемках.

Чем вас привлекла роль Сабины?

Не поверите, всем! Я ничего о ней не знала, слышала, конечно, о Фрейде и Юнге, но толком их не читала.

Вам легче играть современную героиню, чем исторического персонажа?

Да нет. На самом деле играть реально жившего человека легче. Не нужно ничего придумывать – у тебя куда больше информации, стоит только покопаться в книгах и документах. У меня было четыре месяца до начала съемок, и я решила провести их за чтением. Когда мне сказали, что роль моя, я тут же позвонила сценаристу фильма Кристоферу Хэмптону, с которым мы познакомились на съемках "Искупления", и попросила его о помощи. Он вручил огромную стопку книг со словами: "Читай". Это пошло мне пользу, ведь когда бы еще я прочитала эти книги?

Каково вам было играть сцены истерии? Наверное, это не самое приятное состояние.

Играть безумие чертовски сложно. Всегда стоит вопрос, как это показывать: через внутренний дефект сознания или через уродливую мимику и жесты? В разговоре с Кроненбергом я поняла, что ему нужно второе. К тому же в кино пока никто не исследовал природу истерии, по крайней мере я таких фильмов не видела. Истерия совсем не похожа на депрессию – внутренней энергии столько, что тебя буквально разрывает изнутри, ты как ходячая бомба. Мы старались сохранить историческую достоверность, хотя, если вы почитаете историю болезни Шпильрейн, вы поймете, что в действительности все было еще хуже.

А как вам работалось с Дэвидом Кроненбергом?

Он сущий заклинатель змей: никогда толком не понимаешь, что и как он делает, но при этом у него все получается. Обычно съемки похожи на безумный стартап, который в любую минуту готов сорваться в хаос. А у Кроненберга все работает как хорошо смазанный механизм. Наверное, это потому, что он работает с одной и той же командой. Некоторых из них он знает почти 30 лет. Поэтому люди на площадке такие раскованные.

Какие фильмы Кроненберга вы смотрели?

"Автокатастрофу", "Оправданную жестокость", "Порок на экспорт", "Связанные насмерть". Мне нравится его вкус: он идет дальше, чем другие режиссеры, но точно знает, где остановиться.

В начале у Сабины постоянно происходят приступы истерики, но к концу фильма она выздоравливает. Тяжело было играть этот переход?

Мне очень помогло, что сцены с терапевтическими сеансами снимались первыми. Я поняла, в каком диапазоне мне придется играть, и старалась подчеркнуть, какой ценой героиня достигает психологического равновесия. Ведь это не происходит за минуту. Удивительно, как у нее получалось одновременно бороться с подсознанием и придумывать идеи, которые вдохновляли Фрейда и Юнга.

И вам повезло с партнерами.

Майкл Фассбендер обалденный. На съемочной площадке и он, и Вигго Мортенсен, конечно, думали только о работе, но после съемок отрывались по полной. Как раз шел чемпионат мира по футболу, поэтому по вечерам мы не вылезали из немецких баров.

А как продвигается экранизация "Анны Карениной", в которой вы играете главную роль?

Съемки в самом разгаре. Каренина довольно противоречивая героиня. Помню, когда читала книгу в детстве, все время удивлялась: "Вау! Толстой иногда ее так ненавидит! Она героиня или антигероиня?" И мне не хочется ее упрощать.

Источник: Interview Magazine