ГлавнаяУкраина

Алексей Тритенко: "В "Крутах" я сначала должен был играть 60-летнего генерала"

У Алексея Тритенко настолько выразительное лицо, что вы наверняка его знаете. Даже если не включаете телевизор.

Даже если вы никогда не смотрели “Когда мы дома” на СТБ, не интересуетесь многочисленными мувиками, произведенными в последние лет 10, то вы все равно “где-то его видели” и точно знаете, что это актер.

В фильме “Круты. 1918” Алексей играет Аверкия Гончаренко - офицера армии УНР, командовавшего юнкерами и студентами, принявшими неравный бой под Крутами. На основе мемуаров этого человека и снимают кино украинские кинематографисты.

АЛЕКСЕЙ ТРИТЕНКО

Алексей Тритенко
Фото: из личного архива
Алексей Тритенко

Где видели: “Когда мы дома”, “Гвардия”, “Хайтарма”

Где увидим: “Круты. 1918”

Родился: 11.12.1981

Дом: Киев (Запорожье)

Рост: 192 см

Давай устроим твою ретроспективу полнометражных фильмов. Пройдемся по всем двум. Ты играл в “Хайтарме” у Ахтема Сеитаблаева. Есть что вспомнить?

Это было очень трогательно и по-мужски. Ахтем - мой большущий друг. Этот фильм был вообще таким сосредоточением крепкой мужской дружбы. И это была последняя осень в Крыму. Совсем скоро произошли знаменитые события отжима территории.

На съемках, я помню, у меня все время болел зуб - я все никак не мог решить, вырвать или лечить. Но я страшно боюсь стоматологов - при чем не лечить, а именно стоматологов, людей. Мне кажется, у них слишком крепкие руки и много власти. Так что злить их нельзя: чуть зазевался и все, нижняя шестерка ушла. И вот когда мои знакомые потом смотрели кино, мне говорили: “Ты такой сосредоточенный в этой роли!” А как не сосредоточиться? Зуб-то болит адски! Мне некогда было играть. Я просто о зубе думал.

Ахтем Сеитаблаев и Алексей Тритенко
Фото: из личного архива
Ахтем Сеитаблаев и Алексей Тритенко

А теперь ты снимаешься в “Крутах”, и это уже твой второй проект с Алексеем Шапаревым после сериала “Гвардия”.

Леша Шапарев - мой хороший друг. Ну ты поняла, я вообще у друзей снимаюсь. Но так выходит, что именно они предлагают мне роли, не похожие на меня, не те, которые мне предлагают всегда.

А каким тебя видят всегда?

Раздолбаем в основном. Это чаще всего комедийные образы, а это же закон: когда постоянно играешь комедию, хочется драмы и глубины. Так что Леше я благодарен за комбата из “Гвардии”, эта роль стала для меня неожиданностью.

Алексей Тритенко в сериале "Гвардия"
Фото: "Детектор медиа"
Алексей Тритенко в сериале "Гвардия"

Ну “Круты” и подавно интересно.

А когда зашла речь о “Крутах”, то Шапарев мне сначала предложил играть не Гончаренко. Я тогда ухватился за идею, потому что это был шестидесятилетний генерал. Мне было очень интересно, это будоражило и сводило с ума. Некий челлендж. Если бы мне удалось его сыграть, это был бы достойный ответ злопыхателям. Мы провели пробы грима. Но глаза Леше показались слишком молодыми для 60-летнего. И тогда было решено отдать мне роль Гончаренко.

Алексей Тритенко в "Крутах" мог быть таким
Фото: пробы грима актера, личный архив
Алексей Тритенко в "Крутах" мог быть таким

Изучал прототипа?

Я стал гуглить и искать информацию. Это реальный человек, который действительно принимал участие в тех событиях, потом эмигрировал в Америку, там написал мемуары. Мне стало интересно сделать этого персонажа - он единственный взрослый среди этой юной гоп-компании. Молодых, очень неопытных людей.

Но стал таким. Алексей Тритенко в роли Гончаренко
Фото: Катерина Городничая
Но стал таким. Алексей Тритенко в роли Гончаренко

Ну в целом и на площадке была такая же ситуация - юная гоп-компания.

Пацаны у нас очень классные подобрались. У всех очень серьезный потенциал. Главное, чтобы они не испортились. Это ведь легко происходит. Испытание медными трубами: известностью, популярностью, узнаваемостью. Я тоже это прошел.

И как?

Трагично, с большими потерями. Сыпятся актеры обычно от того, что начинают узнавать, просить автографы. После “Коли ми вдома” (телепроект на СТБ) я прошел весь этот путь: от “приятно, греет” до “какого черта”. А потом привыкаешь и это становится частью работы. Ты понимаешь, что в гонораре за твой съемочный день заложена плата за то, что у тебя не будет личного пространства в публичных местах. 

А тогда я однажды поймал себя на мысли, которая стала тревожным звонком. Очень простая ситуация. Я еду, мне надо купить сигарет, останавливаюсь у киоска, и тут мысль: “Да ну нет, зайду в супермаркет - там людей больше”. И слава богу, что мне удалось это зафиксировать и начать называть вещи своими именами. Это самое настоящее тщеславие.

Алексей Тритенко
Фото: "Детектор медиа"
Алексей Тритенко

А как бороться?

У тебя два пути. Поскольку бороться предстоит с собственным эго, то либо ты идешь на поводу, либо меняешь ситуацию и направляешь его в профессию. “Я должен делать свое дело идеально” - это легальный вариант применения эго.

Но я и ошибок наделал, потому что подсказать некому было. Даже был период, когда я, можно сказать, ушел из профессии. Я продолжал выходить на сцену и на съемочную площадку, но работой это назвать было нельзя. Это случилось после того, как мы с Андреем Белоусом выпустили спектакль “Ричард ІІІ”. Мне было 26, и я сыграл Ричарда. Как правило, Ричарда играют люди в 50-60 лет, когда опыт, понимание жизни уже есть. Конечно же, я решил тогда, что теперь мне все по плечу - я могу что угодно, хоть телефонную книгу сыграть. А тут следующая роль, совсем небольшая работа, а у меня, к ужасу моему, не получается. Вообще. Позорная пустота. И вот эти взгляды коллег, когда они смотрят с удивлением на твою беспомощность, а ты в этот момент понимаешь - это отдача. Я скуксился очень, долго выходил из этого состояния.

Алексей Тритенко
Фото: "Телекритика"
Алексей Тритенко

Вот это я и старался дать понять молодым ребятам из “Крут”. Только профессия. Все остальное - за площадкой. Я прошел весь путь: от массовки за 50 гривен до главных ролей, а у них такая ситуация, они вскакивают сразу на главные роли. И дай бог, я им желаю всегда самых больших ролей. Но именно это может ударить по осознанию себя.

Эго, оно же в задатках часто. Проявления бывают задолго до причин воспаления.

О, да. Я помню первую качественную истерику, которую я закатил родителям. Ну они были не правы - они хотели, чтобы я пошел в садик в колготах. А это недопустимо, я считаю (смеется). Что я, девчонка какая-то? Я мужик же. Хоть и маленький.

Ты, кстати, один ребенок в семье?

Нет, у меня старший брат есть, Сергей. С ним у нас была вечная заруба. В детстве у нас был круговорот тумаков. Он выписывал мне, я жаловался маме, она выписывала ему. Ну а от него снова прилетало мне. А потом мы повзрослели, и нам довелось друг друга из такого психологического дна вытягивать иногда, что ближе человека для меня нет. Я счастлив, что он у меня есть, и ему я доверяю всецело.

Соперничали за внимание родителей?

Конечно! Я помню, как я приготовил первый в своей жизни торт. Лет в 8-9. Брат как раз стал печь бесподобные десерты, и мне нужно было не отстать. Рецепт простой, записывай: я взял муку, воду и замешал. Это были будущие коржи. Потом на противень я налил масло и тесто и поставил в духовку. Упорно ждал, когда же оно начнет подниматься. Но смирился, ну ладно, будет не пышный. Для крема я смешал сметану и клубничное варенье - классика. Но главное в технологии - это, как известно, дать пропитаться на балконе. На ужине я торжественно вынес свое произведение семье. Старший брат сослался на фигуру и отказался, а родителям отпетлять не удалось. Даже хвалили.

Родители, в общем, поддерживали твои творческие поиски.

Да вот не все поиски. Актерство в эту поддержку не входило. Я с 4-го класса ходил в актерский кружок при ДК Запорожского огнеупорного завода. Родители очень скептически относились к этому занятию. Помню, какое-то важное выступление было. И к концу выступления я увидел пустые стулья. Оказалось, что папа и мама ушли через 20 минут после начала - им там было слишком шумно. Трагедия, конечно, в этот момент у меня внутри разыгралась. Долго обижался на них.

Алексей Тритенко в сериале "Коли ми вдома" (СТБ)
Фото: кадр из фильма
Алексей Тритенко в сериале "Коли ми вдома" (СТБ)

И даже когда это стало профессией?

Поверить в то, что актер - это профессия, родителям помогли соседи. Когда те стали говорить “Мы видели вашего Лешу в кино!”, у них появилась гордость, они стали смотреть, переживать. Появилось другое: мама звонит-плачет “Сыночек, тебя опять убили”. - “Мама, ну это же кино, это не по-настоящему” - “Я знаю, ну а что он тебя так - рраз, ножом”. Это очень трогательные моменты.

Ты же уехал учиться в Днепропетровск из Запорожья? В общежитии жил?

Золотые времена! Собирались у окна - читали стихи: свои и чужие. Я до того поэзии мало знал. Вплоть до того, что мой друг Ярослав Гуревич на втором курсе открыл для меня Маяковского. Я зачитался, моя вселенная перевернулась. Бродский обворожил, покорила Ахматова, Цветаева с ума свела. От того, насколько это умно и талантливо.

Обычно из общежития больше всего запоминается быт.

Общежитие - очень серьезная жизненная школа. Когда мне кто-то жалуется на жизнь, я всегда отвечаю: “Слушай, ты не ел гречку с пола”. Когда у тебя на неделю последняя жменька гречки, ты выходишь на “кубовую” (кухня на этаже), а там какой-то неопытный первокурсник (а они часто совершали такую ошибку) вынес сразу все свои продукты, чтобы готовить. И ты быстро дергаешь у кого-то луковицу, у кого-то масло - и вот у тебя уже полноценное блюдо. Ты его заносишь торжественно в комнату, цепляешься за коврик и выворачиваешь всю гречку на пол. А в общежитии театрального пол мылся, наверное, году в шестидесятом. У тебя дилемма - либо голод, либо шанс на стафилококк. Да какая проблема - она вообще и не долго полежала там.

Алексей Тритенко
Фото: из личного архива
Алексей Тритенко

Зато чувство локтя оттачивается.

Это День борща! Когда были сильные холода и в театральном отменяли занятия, тогда кто-то выходил на этаж и кричал “День борща!”. И все знали, что это значит. Назначались специальные люди, которые шли в рейд по всем комнатам - собирали продукты: лук, морковку, картошку, у кого что было. И из всего готовилось 3-4 выварки борща. И потом весь этаж садился в коридоре, все ели-выпивали-праздновали.

Не менее колоритно проходил День арбуза. Первая неделя сентября, в коридоре прямо на полу располагались студенты, выносилось из комнат кто что привез после каникул и проходили “объединяющие коллектив мероприятия”.

У тебя длиннющая сериальная фильмография. Первый опыт еще помнишь?

В Одессе. В каком-то сериале я должен был изобразить милиционера, который под прикрытием следит за главными героями. По сценарию, у меня в партнерах была собака, и я две недели ездил знакомиться с псом. Съемочный день. Мы приезжаем, режиссер прямо на площадке решает, что собака нам ни к чему, а по итогу моего героя и вовсе осталось три кадра, в которых он прикрывается газетой. В тот момент я понял, что кино - это беспощадно. И местами бесполезно.

Алексей Тритенко в сериале "Коли ми вдома" (СТБ)
Фото: кадр из фильма
Алексей Тритенко в сериале "Коли ми вдома" (СТБ)

Зато есть что потом рассказать в красках. Давай для совершенства образа еще эпик-фейл театральный какой-нибудь.

Легко! Спектакль “Сирано де Бержерак” - я играл де Вальвера. В начале спектакля Сирано дерется со мной, он срывает с меня одежду и в конце концов я остаюсь в одних рюшах, и он меня убивает. Спектакль совершенно классический: ботфорты, шпаги, апаш-воротники, шляпы с перьями. И вот я в исподнем, а коллеги хохочут - изнемогают. Думаю: “Вот это я работаю! Вот это выдаю вещи какие, а!”. И наступает момент, меня закалывают, я падаю, и в этот момент у меня перед глазами пролетает моя рука с часами на запястье. И ремешок у часов такого кислотно-зеленого цвета. Я понимаю, что я как-бы вообще не в эпохе. Плюс коллеги подливают масла: “гасконцы” сползают по лестнице и мой друг, Дима Суржиков, тихо так шепотом: “Леха, который час?”

Алексей Тритенко в израильском фильме "Голем"
Фото: из личного архива
Алексей Тритенко в израильском фильме "Голем"

Ты сейчас играешь в кино на украинском языке. Долгие годы украинские актеры оттачивали маасковское произношение, чтобы не выбиваться из линейки. Для тебя это переключение или естественная среда?

Безусловно переключение. Но мне легче, я заканчивал украинский курс, играл спектакли на украинском, потом, конечно, в театре с русскоязычным репертуаром, но, как говорится, “ручки-то помнят”. И главное, у меня была бесподобнейшая преподаватель по сценречи, Раиса Андреевна. Она тоже жила в общежитии театральном двумя этажами ниже нас. И в 6 утра иногда можно было проснуться от того, что она заходила в комнату и тебя так легонько: “Рыба-рыба, просыпайся, пойдем на сценречь”. Мы от нее прятались. Но в конечном итоге она дала очень серьезную базу. И теперь я без малейшего диссонанса могу работать на украинском языке.

Алексей Тритенко
Фото: из личного архива
Алексей Тритенко

И напоследок о признании. Родительского внимания ты добился, роли другого формата есть. Женского внимания тебе хватает?

К вопросу с женщинами я всегда, с детства можно сказать, подходил осознанно и избирательно. Это не самоцель. Казановами обычно становятся те, кому надо самоутвердиться. Мне не надо. Мне кажется, что женщины, с которыми я пересекался в своей жизни, это чувствуют. И если я вижу, что человек мой, я обычно делаю предложение. Что и подтверждается двумя бывшими браками. Двумя счастливыми браками. Я дважды был женат на замечательных женщинах, которым благодарен за то, что они приняли этот бой. К сожалению, никто в этом бою не победил, но опыт был прекраснейший. И из него мы все вынесли важные жизненные уроки.

Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook